Сергей Коломиец


ГИМН ПЕРСЕФОНЕ

Она вошла, и озарила светом
Томящий мрак без проблеска огня.
И вспомнил он, что жизнь связал обетом.
"О мой Господь! За что же ты меня
Так покарал!" Лишь смех ему ответом
И тишина...

Он улыбнулся, и его улыбка
Оскалом черепа, поросшего травой,
Вонзилась в ночь; но золотая скрипка
Несет во тьму и радость, и покой.
Воскликнул он: "Вот в чем моя ошибка!"
И тишина...

О тишина, зловеща и прекрасна!
Как манишь ты, как ты зовешь к себе!
Он верил ей, хотя она опасна.
А можно ли довериться судьбе,
Отдаться ей, безжалостно и страстно?
И тишина...

Она смотрела, видев лишь узоры
Нежнейших кружев ткани бытия.
Неведомы ей зависти и ссоры,
Стоит она на грани жития,
Ловя Бессмертных алчущие взоры.
И тишина...

"Мой милый друг", раздался голос нежный,
Как соловей, поющий по весне,
Как маленький, пробивший снег подснежник.
А он молчит, как будто бы во сне,
И тонут в Бездне все его надежды.
А тишина...