Наталья Пискунова
Санкт-Петербург

Разминулись на бездорожье
Моих грешных мирских путей.
Я стучусь в Твою дверь, мой Боже,
Ты стоишь у моих дверей.
Я уже ничему не верю
И покой заменяет страх.
Ждешь меня разделить вечерю,
Ну, а я, как всегда, в делах.
Моя жизнь в океанской нише
Еле видимый островок,
Ты зовешь меня - я не слышу,
Я зову Тебя - Ты далек.
Что же делать, Пресветлый Боже,
В этой гулкой ночной тиши,
Разминулись на бездорожье
В вязких топях моей души.


Так легко

Смерть не омут, а тихий рай,
Уносящий нас в царство Веры.
Так легко прокричать прощай,
Покидая дома и скверы.
Покидая границы тел
Непременно в тиши и ночью,
Так легко воспарить над тем,
Что недавно казалось прочным.

+ + +

Я столько долгих - долгих дней
Бежала от любви и веры,
От длинных служб и от церквей,
В которых все смиренно серы.
И от икон себя гоня,
Все туже повторяла фразу:
Нет, это все не для меня,
Нет, Бог лишь там, где дремлет разум.
На необъезженном коне
Своих забот неслась бездумно.
Вдруг кто-то подошел ко мне
И ветром слез в глаза мне дунул,
Сказал, печали не тая,
И сердце стало чаще биться:
Послушай, радосте моя,
Христом ли брезгуешь напиться?

Николай II

Все той же небо дышит синью,
Над чернотой земной паря,
Еще не раз встряхнет Россию
Судьба последнего Царя.

Еще вернется все сторицей.
И пышная чреда торжеств
Нам не поможет откупиться
И память сжечь.

Мы строим храм, а воздаянье
Помедлит пусть.
Но что он, если покаянья
Не знает Русь!

Все вздор. От сожалений прежних
Простыл и след,
Не видим пятен на одежде -
Кровавых мет.

Но помнят храмы с куполами
Все тот же сон:
Распятых на полу штыками
Княжон.