Вадим Терехин (Калуга)

Предчувствуя скорую встречу,
Шатаясь меж улиц и звезд,
Находишь соцветие речи,
Чей умысел явно не прост.

Ему повинуешься слепо,
Повержен зловещей судьбой.
Быть может, бездонное небо
Опять поделилось с тобой.

Быть может, Оттуда явилась
Тончайшая, хрупкая нить,
Тебе наказав Божью милость
На белом листе сохранить.

А может на уровне клетки,
Чья суть первобытно чиста,
Вложили далекие предки
Свой голос вот в эти уста.

И ночью, когда на досуге
Ты в дебри сознанья проник,
Очнешься, услыша в испуге
Повисший над джунглями крик.

И хочется дикому детству,
Ответствуя, не изменить:
Над собственным несовершенством
Угрюмо по-волчьи завыть.

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ СТИХИ

1
Пишу в двухтысячном году
на праздник Рождества Христова.
Я все шагаю на звезду.
Пусть не в почете нынче слово,
но видно ремесла другого
Господь мне в жизни сей не дал.
И я хочу увидеть снова
мир сквозь магический кристал.
2
Лежит в яслях, глядит во тьму
младенец Нового Завета,
еще не внемля ничему.
Он Бог от Бога, Свет от Света,
но Интернет от Интернета
за град святой Ершалаим,
за право человековеда
уже соперничает с ним.
3
Все предсказанья таковы,
чтоб жило новое ученье
необходимы Сын, волхвы,
Мария, Вифлеем, свеченье -
благоприятное стеченье
всех обстоятельств и причин,
где от безверья до крещенья
нам остается шаг один.
4
Иосиф, встань, беги в Египет.
Младенца здесь не уберечь.
Князь мира за державный скипетр
уже готовит к бою меч
И вот уж видно, как завлечь
в свои расставленные сети
он пожелал благую речь.
О чем я? Вновь об Интернете.
5
Там виртуальная война
идет в умах, грозя распадом.
Моя душа замутнена
эфиром и греховным смрадом.
Ей устоять за этим чадом
почти нельзя. Прошу, Господь,
побудь со мной немного рядом
и укроти восставшу плоть.
6
Мы все в плену своих иллюзий.
Когда я к Слову восхожу,
когда себя вверяю Музе,
я тоже без конца грешу,
но в оправдание скажу:
При тайном сотворенье слога
я лучшего не нахожу,
чем в этом брать пример у Бога.
7
И если вроде бы без дела
его тревожу, как школяр,
строфой и речью неумелой,
я возвращаю Божий дар,
душевный пыл и сердца жар
на небо синее обратно.
Так возвращают вероятно
цветку похищенный нектар.

ххх

Царь, - разрушавший величие храма
и воссоздавший его за три дня!
Средь человечьего вопля и храпа:
" Боже, зачем ты оставил меня!? "-

Сын прокричал, Бог кончину ускорил.
Вскоре рассеялась жуткая мгла -
неискупимыми скулами скорби
тень от креста по векам пролегла.

Молятся, страждут, воздастся сторицей!
Да не пребудут молитвы, оне
станут склонившимся перед божницей
тайной надеждою, светом в окне.

И процветает извечное Слово,
Плоть голодна, и в стенаниях дух.
Боже, но как же по-старому ново
трижды разделит пространство петух.

Трижды умножится, и на потомков
хлынет, польется, как из ведра,
гул отречений, вещаемых громко
в ночь накануне устами Петра.

Но удивимся, невиданно - ишь ты! -
челюсти сумерек все ж развело.
Трижды потом перекрестимся, трижды.
Жив, слава Богу, опять пронесло.

ххх
Глас неба раздался: "Вот сын мой отныне!"
Верблюжьи колючки. Акриды.В пустыне
себе предоставлен постился Он сорок
и дней и ночей, нагоняющих морок.

Тогда Сатана, искушения множа,
"Скажи, - говорил Ему, - если ты Божий
наследник, то будешь прославлен трудами,
чтоб камни сии обернулись хлебами.

Наевшись, признают тебя господином."
"Не плотью греховной, не хлебом единым,
но словом, Отцом сотворенным от века
и впредь будет полниться жизнь человека."-

Так Он отвечал, но поставлен упрямо
над городом святым на куполе храма
иного совета уже не приемля:
"Отсюда ступи и низринься на землю.

Ты будешь спасен и подхвачен руками
на небо опять, не преткнувшись о камень."
Но Сын возражает: " Не нужно до срока
вводить в искушение Господа Бога."