Александр Зорин



Из книги "Жертвоприношение Авраама"



ДАНЬ ПСАЛМАМ
Замедленным неповторимым взрывом
ночное небо встало над заливом.
Оно сместилось со времен потопа
всего чуть-чуть. Тому свидетель - Ной.
Оно спадало, рея надо мной,
в зеркальную воронку телескопа,
объятого предутренней росой.
Тревожные туманности дарила
то Дева, то возвышенная Лира.

Я там впервые Библию открыл.
Настал, настал мой звездный час, как видно...
И грянули во мне псалмы Давида
под плеск волны и аистовых крыл.

О псалмопевец, твой заряд мощнее
магнитных бурь и атомных турбин.
Настиг меня он из пращи Персея,
из метагалактических глубин.

Из сердца, что доверчиво раскрыто,
распахнуто за лес, за окоем...
Тогда я понял - в небе есть защита,
и мы в кристальной крепости живем.

Рождался слух и обострилось зренье.
И начинал я день с благодаренья -
к Тому взывал я, Кто ее воздвиг.
И чаек на косе пугал мой крик.



ААРОН ПЕРЕД ТОЛПОЙ
Исх. 32, 1
Ваятель, изваяй быка.
Воздвигни бога в стане,
чтоб видели наверняка:
бог неизменно с нами.

Поставь копытами на луг.
Негоже прятать лица.
Хотим мы песни петь вокруг.
Открыто веселиться.

Возьми весь золотой запас -
не избежать разброда -
расплавь. Но изваяй для нас.
Воздвигни для народа.

И ты, прославленный поэт,
знаток народных сказов,
из наших чаяний и бед,
из золотых запасов,

растравливающих сердца -
вынь сладкозвучного тельца,
как мякоть из лангуста.
Отныне бог - искусство.

Дерзай, художник! Моисей
с ума, наверно, сходит.
Все бредит скинией своей,
с Синая глаз не сводит.

Он исповедует Закон.
А мы - красу Вселенной.
Не отпирайся, Аарон,
ваятель несравненный.

Яви святое мастерство
нам - на коленях просим!
А нет - тебя же самого
сейчас в плавильню бросим.




* * *
Лк. 5, 7
И сети, брошенные снова,
отяжелели. Груз улова
был так заметно ощутим,
что борт опасно накренился.
И Петр смущенный устрашился
быть рядом - оставаться с Ним.

Рассеянность... Бездарно, право,
паниковать... Как сеть дырява
моя молитва... Оттого
порою и бывает страшно.
И каждая попытка - зряшна.
И рядом - в лодке - никого.